Рейтинг@Mail.ru
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Публикации

Трагедия на шахте "Северная": неверный план или злой умысел?

16:52 04/03/2016

Аркадий Смолин, собственный корреспондент РАПСИ

Попавшая в открытые источники информация об аварии на шахте «Северная» наводит на мысли об определенных параллелях между действиями руководства данного предприятия перед этой трагедией и терактом в аэропорту «Домодедово» в 2011 году. Недавно было предъявлено обвинение фактическому владельцу аэропорта Дмитрию Каменщику в том, что он и его менеджмент, дескать, не предотвратили взрывы. Теперь юристы и эксперты ожидают, будет ли сделан аналогичный ход в отношении руководства воркутинской шахты.

Ожидая от правоохранительных органов последовательных действий, уже сегодня можно попытаться оценить, уместно ли эти два показательных случая рассматривать как часть единой истории.

Между 25-м и 29 февраля этого года на угольной шахте «Северная» погибли 36 человек, в том числе 31 шахтер и 5 горноспасателей. Это произошло в результате серии взрывов, вызванных внезапным выбросом метана и последовавшего подземного пожара.

Справка РАПСИ. Это самый смертоносный инцидент в горнодобывающей промышленности России в нынешнем десятилетии. И уже четвертая авария с человеческими жертвами на шахте «Северная» с 2000 года. Первые три унесли жизни 17 шахтеров.

Так, в 2000 году пожар в административно-бытовом комбинате «Северной», возникший из-за несоблюдения техники безопасности, унес жизни 10 человек. В 2004 году на «Северной» произошло обрушение породы, в результате которого восемь горняков оказались заблокированы в шахте: трое вызволены, пятеро погибли. В 2011 году на «Северной» произошло обрушение горных пород, в результате которого погибли два человека.

Всего на предприятии «Воркутауголь» с 1994 года произошла 161 авария, погибли 116 человек.

Главная отличительная особенность этой катастрофы - в ее полной предсказуемости. Об угрозе взрыва загодя предупреждали сами шахтеры. По словам их родственников, на протяжении последнего месяца служащие говорили о крайне опасном превышении уровня загазованности шахт. Этому же были посвящены жалобы профсоюзов.

Задуматься заставляли и участившиеся аварии на старых - открыты в 60-х годах прошлого века - воркутинских шахтах (по статистике, средний промежуток между авариями должен составлять около 16 лет).

Наконец, в прошлом году депутат местного совета Валентин Копасов в открытом письме предупреждал руководство «Северстали» о катастрофических последствиях новых условий труда шахтеров.

Отсюда возникает три вопроса:

- почему шахтеры продолжали играть в «русскую рулетку»? Причем, по словам очевидцев, заведомо увеличивая свои риски и блокируя работу контролирующих содержание газа приборов?

- почему руководство шахты не смогло предотвратить трагедию? И сделало ли оно хоть какие-то выводы после недавней аварии на соседней шахте «Воркутинская» (11 февраля 2013 года), где взрыв метана привел к гибели 19 человек?

- кто должен нести ответственность за эту трагедию? И есть ли возможность правовыми методами сократить будущие риски для жизни и здоровья шахтеров?

Риск шахтера

«Для жителей Воркуты шахта – единственный источник заработка. Там работают целые поколения шахтеров. Кто в открытую будет жаловаться на нарушения? Ведь любое недовольство это автоматическое увольнение. А на что потом жить, как кормить семьи?», - объясняет журналистам причины согласия шахтеров на рискованные условия труда глава Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев.

Практически все независимые эксперты сходятся на том, что наиболее вероятной причиной происшедшей на шахте трагедии была оптимизация производства. Количество рабочих сокращалось, норма выработки повышалась. Длина рабочих смен росла, а качество контроля – нет…

Депутат местного совета Валентин Копасов прошлым летом опубликовал открытое письмо собственнику «Северстали» Алексею Мордашову. В документе он выражал протест против введения восьмичасовой смены на шахте.

«При 8-часовом рабочем дне у работников подземной группы, после 5-6 часов работы в тяжелых условиях (пыль, шум, загазованность, большая физическая усталость), существенно снижается концентрация внимания и ответственность за свои действия. Это влечет за собой невольное игнорирование шахтерами требований техники безопасности и охраны труда. Наложение во времени и по месту работы числа технологических ошибок и игнорирование требований техники безопасности, существенно увеличивает вероятность несчастных случаев, аварий, горных ударов и взрывов метана», - писал депутат.

Впрочем, причина сверхурочной работы шахтеров - не только в требованиях работодателя, но и в низкой оплате труда. Тот же Копасов сообщал о том, что рабочие стали оставаться на вторую смену, пытаясь хоть что-то заработать. В Воркуте с работой проблемы, у всех кредиты, средняя зарплата шахтера 35-40 тысяч рублей, чтобы получать больше – нужно перевыполнять план. Наталья Трясухо, жена погибшего шахтера Вячеслава Трясухо в интервью СМИ рассказывала, «зарплата у мужа зависела от выработки, в среднем получалось около 50 тысяч рублей в месяц».

Иными словами, нет ничего удивительного в том, что шахтеры могли подкручивать и закрывать приборы, сигнализирующие об угрозе аварии. Ведь по сигналу о повышенной концентрации метана горняки должны были бы прекращать все работы и подниматься на поверхность, а это снижало их выработку, и, соответственно, конечную оплату труда.

При такой («плановой») системе оплаты труда никакая техника безопасности не будет служить надежной защитой, а опыт, мастерство рабочего играет скорее против него. В недавнем социологическом исследовании, посвященном работе шахтеров, один бригадир отметил, что «опытный, квалифицированный работник – это такой, который может делать свою работу опасным образом».

Таким образом, наиболее очевидная причина происшедшего – повышение уровня эксплуатации при опережающем росте уровня риска.

Риск руководителя

АО «Воркутауголь» в заявлениях СМИ отрицает, что указанные факты могли происходить на шахте «Северная». «Сами шахтные датчики закреплены на пломбы, без грубого взлома их невозможно перенести, а если будет предпринята такая попытка, это сразу же станет видно инспектору. Если датчик снят, то на пульт идет сигнал об обрыве связи. Когда срабатывает датчик метана, все электричество, питающее технику в шахте, автоматически отключается. То есть работать больше просто невозможно», - отметили на предприятии.

Резюмируя все заявления административных сотрудников шахты, его руководства, а также шахтеров и их родственников, можно сказать, что рабочие вполне могли заклеивать датчики уровня метана, которые есть во всех «стволах» шахты. Но такого простого способа явно недостаточно, чтобы обмануть автоматику. Подобные манипуляции действительно сразу должны быть заметны диспетчерам в здании шахтоуправления.

Другими словами, «игры» с датчиками были возможны только в том случае, если бы руководство дало на них негласное согласие. Ради выработки плана горняки, вероятно, шли на риск «добровольно», но они не могли обеспечить себе его самостоятельно, без снисходительного отношения вышестоящего начальства к нарушениям требований безопасности.

В то же время, вызывает сомнение сознательность такого рискованного поведения со стороны руководства шахты. Помимо уголовно-правовых и административных рисков они ведь тем самым резко повышали бы угрозу своего материального ущерба. Причем ущерба катастрофического!

Единственная причина игнорировать предупреждения датчиков и приборов – сохранение непрерывности добычи угля. Но ведь после аварии, в итоге, добыча угля прерывается на неопределенный срок.

Погибли не только люди, работники, нет и новейшего оборудования на миллионы долларов, сорваны долгосрочные контракты… Как отмечает промышленный социолог Алексей Рощин, это миллиардные неустойки, угроза банкротства, необходимость вести дорогостоящие спасательные и поисковые работы, нужда в новых миллиардных вложениях в восстановление шахты.

Так что же могло заставить успешных предпринимателей, адекватных управленцев, руководителей всех уровней пойти на столь самоубийственный риск?

Здесь опять в голову приходит мысль о принципиальном значении для развития бизнеса и производства в стране стабильности права частной собственности. Даже вполне себе законные собственники предприятий сегодня не могут быть уверены в том, что будут владеть своим имуществом и завтра. Отсюда - низкий «горизонт планирования»: предприниматели и управленцы стараются извлечь максимум прибыли в максимально короткие сроки. Как следствие, эксплуатация безо всякой меры и стремление убрать все издержки сразу, без рефлексий о возможных последствиях.

Впрочем, и эта версия вряд ли может быть полностью применима к такому холдингу-гиганту как «Северсталь».

Однако есть и другая гипотеза. Как давно отмечают многие эксперты, в последние годы причина значительной части неадекватных решений на производстве заключена в так называемой «вертикализации собственности». Огромные холдинги, поглотившие десятки и сотни предприятий в разных частях России, с трудом способны точно оценивать специфические риски на каждом из своих производств.

Концентрация управления и принятия решений в отрыве от советов местных специалистов приводит к тому, что сигналы об угрозах игнорируются либо просто не успевают быть донесены до центра принятия решений. И происходит это до тех пор, пока реагировать становится слишком поздно.

Справка РАПСИ. В 2003 году компания "Северсталь" приобрела государственный пакет акций АО "Воркутауголь". На 2016 год компания контролирует около 85% акций общества. 79,2% акций холдинга владеет миллиардер из Череповца Алексей Мордашов. В кризисном 2015 году с состоянием в $13 млрд он поднялся сразу на семь строчек в рейтинге журнала Forbes и занял пятое место среди богатейших бизнесменов России. С января 2015 года управление головной компанией и всеми ее активами перешло новой структуре — «Северсталь Менеджменту».

Что дальше?

«50% взрыва метана – это нарушение электробезопасности, это человеческий фактор. Но самостоятельно один человек не может взять и нарушить. Взрыв метана должен созреть. Это неправильно нарезано шахтное поле, не проконтролировали перемычки, где-то закоротилось, где-то уголь вовремя не смыли. Это все должен контролировать горно-технический надзор. По инструкции за это ответственность несут гендиректор и главный инженер», - утверждает председатель Независимого профсоюза горняков РФ Александр Сергеев.

Особый интерес, по мнению экспертов и юристов, в расследовании этой истории представляет ответ на вопрос, будет ли возбуждено уголовное дело в отношении собственников шахты. К слову, это важно в контексте понимания правовых оснований возбуждения дела в отношении собственника «Домодедово». В случае с Каменщиком уголовное дело возбудили по причине того, что владелец «Домодедово» и его управленцы якобы не приняли должных мер по предотвращению теракта.

В ситуации с гибелью людей на шахте «Северная» трагедия и ее первопричины были вполне предсказуемы.

Без комментариев

На шахте «Тайжина» г. Осинники Кемеровской области («Южкузбассуголь») 10 апреля 2004 в результате обвала породы и взрыва метана погибло 47 человек. Уголовное дело по факту аварии закрыто в июле 2004 года за отсутствием состава преступления. Директор шахты Наумкин с 2004 года работал директором шахты «Осинниковская», в 2007-2009  возглавлял агропредприятие «Рассвет», принадлежащее бывшему совладельцу «Южкузбассугля» Георгию Лаврику, с 2010 – первый вице-мэр г. Калтан (Кемеровская область)

На шахте «Листвяжная» г. Белово Кемеровской области («Белон») 28 октября 2004 года в результате взрыва метана 13 погибших. 9 ИТР приговорены к лишению свободы условно на срок от двух до трех лет. Директор шахты Шемякин Иван Иванович с февраля 2006 года возглавлял шахтоуправление «Анжерское», с 2008 года - технический директор компании «Северный Кузбасс».

На шахте «Есаульская» г. Новокузнецк Кемеровской области («Южкузбассуголь») 9 февраля 2005 года в результате взрыва метана и пожара погибло 25 человек. Возбуждено уголовное дело за нарушение правил безопасности при ведении горных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. Данных о результатах расследования нет. Директор шахты Говор Александр Николаевич в 2006-2007 годы был директором по производству и одним из совладельцев «Южкузбассуголь». На деньги от продажи акций ЮКУ основал угледобывающую компанию «Сибэнергоуголь» и компанию-производителя продуктов питания «А-Мега-Холдинг».

На шахтоуправлении «Анжерское» («Кузбассуголь») 8 сентября 2005 года в результате взрыва метана погибло 5 человек. По результатам расследования двух аварий на шахте в сентябре 2005 года директор шахты Дмитрий Матыленко был уволен. За нарушение правил безопасности при ведении горных работ (ст. 216 УК РФ) суд приговорил заместителя главного инженера, и. о. начальника участка № 5, горного диспетчера и помощника начальника участка аэрологической безопасности шахты к двум годам лишения свободы условно. Спустя несколько месяцев после увольнения Матыленко был назначен главным инженером шахтоуправления «Анжерское».

На шахте «Юбилейная» г. Новокузнецк Кемеровской области («Южкузбассуголь») 24 мая 2007 года в результате взрыва метановоздушной смеси погибло 39 человек. Комиссия Ростехнадзора, расследовавшая причины аварии, установила 35 лиц, ответственных за допущенную аварию, и рекомендовала привлечь к ответственности гендиректора ОУК «Южкузбассуголь» Георгия Лаврика, главного инженера шахты «Юбилейная» Виктора Батина и еще четырех человек. После этой аварии, по настоянию губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, Лаврик продал свои акции ЮКУ «Евраз групп». Данных о результатах расследования нет. С 2007 года Лаврик возглавляет собственную инвесткомпанию «Лэнд Финанс», которая занимается строительством жилья, металлотрейдингом и переработкой бытового мусора. Меры в отношении директора шахты Горбатова не принимались.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Трагедия на шахте "Северная": неверный план или злой умысел?

16:52 04/03/2016 Попавшая в открытые источники информация об аварии на шахте «Северная» наводит на мысли об определенных параллелях между действиями руководства данного предприятия перед этой трагедией и терактом в аэропорту «Домодедово» в 2011 году. Недавно было предъявлено обвинение фактическому владельцу аэропорта Дмитрию Каменщику в том, что он и его менеджмент, дескать, не предотвратили взрывы. Теперь юристы и эксперты ожидают, будет ли сделан аналогичный ход в отношении руководства воркутинской шахты.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости