Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Главноуговаривающий русской революции. Исторические расследования РАПСИ

11:00 22/09/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. Тридцать вторая глава посвящена персоне одного из главных героев 1917 года Александру Федоровичу Керенскому.

В нашем расследовании неминуемо должна появиться и персоналия, посвященная А.Ф. Керенскому. Александр Федорович – самая знаменитая в 1917 году и самая противоречивая фигура русской революции. 

В марте-июне он по земле не ходил: его носили на руках в буквальном смысле — до трибуны и обратно к машине. Он однозначно признавался лучшим оратором, самым популярным политиком и даже вождем русской революции. Но, если доверчиво отнестись к мемуарной и исследовательской литературе, в которой упоминается этот политический деятель, то можно составить о нем исключительно отрицательное представление. 

Как же так получилось, что человек, вознесенный революцией на самый высший пик признания и славы, вошел в историю со знаком минус?

Надо сразу отметить, что подавляющее большинство писавших про Керенского были политически ангажированы. Про него резко отрицательно и даже ругательно писали в эмиграции все монархически настроенные мемуаристы и публицисты: он же был в первых рядах «свергателей» монархии; его жестко критиковали кадеты и другие представители буржуазно-либерального лагеря – он их якобы вытеснил из правительства, взяв более левый «социалистический» курс. 

Но Керенского не щадили и его соратники из эсеро-меньшевистского стана: он же был их проигравшим лидером, и они находили в его деятельности массу ошибок, сваливая на него все свои неудачи и всё стратегическое поражение революционно-демократического движения в России.

В советской исторической литературе Керенский вообще представлен как карикатурный персонаж, недостойный серьезного объективного исследования. Издевательские оценки Ленина, выданные им Александру Федоровичу в пылу злободневной политической полемики того времени, полностью перекочевали в солидные исторические работы серьезных исследователей: Ленина ведь тогда никто не смел редактировать или ревизовать.

Таким образом, подавляющему большинству характеристик Керенского, присутствующих в отечественных и зарубежных публикациях, безоговорочно верить не стоит из-за их откровенной тенденциозности и необъективности. В лучшем случае его изображали демагогом и популистом, поднявшимся, как пена на волнах революции. 

Такой ответ, пожалуй, несколько ближе к истине, но это слишком просто – т.е. это представляется недопустимым упрощением решения задачи. Демагогией и популизмом в то время грешило большинство политиков. Такие были правила игры. Тот, кто их не соблюдал, был отринут революционными массами уже в первые недели революции.

Даже если и отнести Керенского к демагогам и популистам, то обязательно надо уточнить: он был «хорошим, искренним» популистом, т.е. верил сам в то, что говорил (к «плохим» популистам и демагогам мы относим тех, кто сознательно обманывал народ, т.е. пользовался этими приемами только в качестве инструмента достижения своих целей). Соответственно, его следует определить и как идеалиста: он упорно и упрямо пытался реализовать высокие идеи и идеалы, часто не соизмеряя свои шаги с грубой реальностью, с практикой. 

И напрасно про Керенского пишут, что он-де «метался и лавировал», потому что такое поведение было якобы для него характерным. Да, он лавировал, но только для того, чтобы продолжать двигаться в выбранном направлении. И со своего курса он не свернул до самого конца. В этом-то и заключалась главная «ошибка» и причина его поражения. «Лавировать», по большому счету, — в смысле изменять своим принципам или идти на беспринципные компромиссы — он как раз не умел. 

«Пеной» Керенского тоже не назовешь: так называют людей, которые случайно попали в водоворот событий и вознеслись не по заслугам. Нет, он, что называется, долго и последовательно шёл к своей миссии. Будучи адвокатом, он «отметился» буквально во всех громких делах, связанных с защитой революционеров. 

Еще помощником присяжного поверенного он участвовал в Комитете помощи жертвам 9 января 1905 года. А в 1906 году Керенский взялся защищать крестьян, разгромивших поместья остзейских баронов. Затем он был участником целого ряда крупных политических процессов: успешно защищал эсеров туркестанской организации, проведших вооруженные акции, армян из организации «Дашнакцутюн», участвовал в адвокатском расследовании расстрела рабочих на Ленских приисках, выступал в поддержку М. Бейлиса. 

Посидел Керенский и в «Крестах» за сотрудничество с бюллетенем «Буревестник», который издавала «Организация вооруженного восстания», побывал и в ссылке. В одном из случаев его столкновения с властью 8-месячное тюремное заключение было заменено на запрет заниматься адвокатской деятельностью. 

В 1912 году Керенского избирают депутатом четвертой Государственной Думы, где он возглавил фракцию «трудовиков» и стал считаться лучшим оратором левой половины российского парламента. А в декабре 1916 года в своей яркой думской речи Керенский недвусмысленно призвал к свержению самодержавия. Его полная тезка – царица Александра Федоровна – отреагировала на его выступление словами: «Керенского стоит повесить».

Таким образом, к Февральской революции молодой 36-летний Керенский пришел уже в ранге известного крупного политика. И не случайно он единственный заслуженно оказывается сразу в двух центрах тогдашнего двоевластия: заместителем председателя Петросовета и министром юстиции во Временном правительстве. 

Это Керенский совершил самые решающие действия в февральские дни: заменил охрану Таврического дворца на отряды восставших солдат, организовал аресты царских министров, изъятие и конфискацию секретных бумаг и денежных средств. Посол Франции в России Морис Палеолог писал 2 марта: «Керенский оказывается наиболее деятельным и наиболее решительным из организаторов нового режима».

В ходе дальнейшего развития революции Керенский также демонстрирует свои прекрасные организаторские способности и довольно быстро проявляет лидерские качества, что позволяет ему быстро занять пост военного министра, а затем и стать во главе правительства. 

Позднее составы правительства несколько раз менялись, но неизменным оставался министр-председатель. При наличии Керенского на эту должность никто всерьез и не претендовал. Нет, не случайный это был человек в революции, а один из ее главных инициаторов и организаторов, ее мотор.

Может быть уместнее Керенского назвать «зеркалом русской революции», так как в нем полнее всего отразились характерные черты этого переломного события в истории нашей страны. 

Революция и Александр Федорович как-то закономерно, солидарно и неуклонно двигались к своей гибели. Их обреченность ощущалась уже где-то в августе-сентябре. «Вина» Керенского может быть состояла именно в его негибкости, в его догматизме, в его вере в панацею демократии. Он свято верил в то, что спасение революции было не в сворачивании демократии, а в ее дальнейшем развитии. 

Парадоксально, но, пожалуй, спасти революцию возможно было, только изменив ей, т.е. затормозить ее и сменить многие ее параметры, характеристики и приемы управления. Но Керенский не мог поступиться принципами и упрямо вел свой государственный корабль на скалы.

И, кроме того, что Александр Федорович был неисправимым демократом, у него был еще один «недостаток»: он оставался юристом, и потому был буквально скован своей недостаточной легитимностью в качестве главы «Временного» правительства. Самые важные вопросы, например, о земле, он обоснованно и правомерно откладывал до Учредительного собрания. А его политические конкуренты слева обещали эти вопросы решить немедленно и радикально.

Наиболее трудно объяснить главную ошибку Керенского: почему он, оставаясь убежденным демократом, не расслышал голос народа, в большинстве своем выступавшем против продолжения войны. Вот тут можно усмотреть некую непоследовательность Керенского-демократа. Здесь он проявил себя как государственник, что ему было несвойственно и что его и подвело. 

Керенский полагал, что, будучи главой правительства, он просто обязан исходить из геополитических интересов всей России, должен мыслить и поступать «по государственному», даже если это расходится с мнением масс. Подобная эклектика в поступках часто и бывает причиной провала политиков, особенно занимающих высокий государственный пост.

Из того, что писали про Керенского его «недоброжелатели», пожалуй, безоговорочно можно согласиться лишь с одним: он был позёром. Это правда. Чего стоило только его рукопожатие с швейцаром, когда он впервые вошел в министерство юстиции в должности министра. А его горделивая, им самим придуманная, наполеоновская поза! 

Керенский, оказывается, мечтал в молодости стать оперным певцом и брал уроки актерского мастерства. После того, как в газетах его поименовали «спасителем Отечества» и «солнцем свободы России», он, похоже, поверил в это и вошел в роль. 

Своими пламенными речами Александр Федорович доводил слушателей до экстаза и истерики. Он смог понравиться даже свергнутому им императору, Николай записывает в дневнике: «Этот человек положительно на своём месте в нынешнюю минуту; чем больше у него власти, тем лучше». 

Керенский понимал силу своего личного обаяния и уже в старости воскликнул: «Если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!» Но телевидения тогда не было. Однако, позёрство ведь не главное в характеристике А.Ф. Керенского, а так – мелкие человеческие слабости. Его личная драма и трагедия русской революции были в другом.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 29 сентября.

 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Главноуговаривающий русской революции. Исторические расследования РАПСИ

11:00 22/09/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. Тридцать вторая глава посвящена персоне одного из главных героев 1917 года Александру Федоровичу Керенскому.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости