Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Екатерина Лахова: "Женщины России" стали новшеством и прецедентом в первой Думе

10:00 24/11/2017

Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели узнают, как строилась работа в парламенте и какие они, народные избранники, лично.

Наш очередной гость – депутат Госдумы РФ шести созывов Екатерина Лахова.

- Что Вас подтолкнуло пойти на выборы в Государственную Думу?

- Создание политического движения «Женщины России». На дворе 1993 год был, наверное, самый трудный и сложный год, потому что был кризис, напряженная обстановка после расстрела Белого дома. В движении мы объединили три организации: Союз женщин России, Ассоциацию женщин-предпринимателей и Движение женщин военно-морского флота. Таким образом, было создано политическое движение «Женщины России». Зарегистрировались, создали список, никаких одномандатников мы не выдвигали, в списке у нас было 34 или 36 человек. Сделали тройку лидеров: Федулова возглавила этот список, я была и актриса Наталья Гундарева.

Начинали без копейки, денег не было вовсе, мы их собирали, избирательная комиссия давала выступать на телевидении – выступали, иными словами, использовали бесплатные возможности, данные указом Ельцина о выборах. Тогда же не было никакого закона о выборах, мы избирались по временному положению, закрепленному указом президента. Никто нас не учил, как говорить, что говорить и т. д. Я так думаю, что избиратели подумали, что от женщин в парламенте не будет ничего плохого. Мы педалировали, в основном, вопросы семьи, детей, здравоохранение, образование, и прочие социальные вопросы. Со всем этим было сложно в то время. Так вот мы прошли. У нас было восемь процентов, из 21 одна женщина у нас оказалась в парламенте. 

Мы создали мировой прецедент, когда в парламенте оказалась чисто женская фракция. Я думаю, вряд ли кто еще повторит. В первой Думе у нас очень много партий разных было. И Сережа Шахрай был, и Травкин, и Жириновский, и «Выбор России», и аграрии, и коммунисты... И еще «Женщины России» появились. Там вообще не было никакого большинства. Это была Дума на два года, переходного периода. Поскольку большинства не было, за наши голоса постоянно борьба шла со всех сторон, и слева, и справа. Одни нас называли, что мы прокоммунистические, другие говорили, что мы пропрезидентские, но я хочу сказать, что мы выбрали середину, нам в какой-то степени удавалось по всем вопросам сохранить нейтралитет. Да, мы выступали с критикой правительства, конкретных министерств, президента. Но голосовать за отставку правительства мы не стали. 

Я хочу сказать, что вообще фракция тогда показала, что женщины могут работать во всех комитетах. Мы работали и в комитете по обороне, и по безопасности, и в комитете по бюджету. У меня вообще в этом комитете три человека было. Света Орлова сейчас – губернатор Владимирской области, Антонина Жилина – она в налоговой потом работала. Сильные такие девочки, мы работали, вопросы разные лоббировали. Помню, мы тогда проводили программу «Дети России», которая самая долгоиграющая была – 17 лет. На уровне правительства, в бюджете деньги заложены были на эту программу. Она подтолкнула многие регионы также принимать аналогичные программы. У нас были даже конституционные законы. Например, Люда Завадская, которая вела закон о Конституционном суде. Это она его представляла. Потом закон об уполномоченном по правам человека она разработала, но мы не успели принять. Во втором созыве приняли этот закон. Семейный Кодекс. 

- Сложно было агитировать за Вашу политическую организацию?

- Нет, не сложно. У нас не было тогда большого количества агитаторов, которые по всем субъектам работают. Следует отметить, что основой «Женщины России» стал Комитет советских женщин. Таким образом, наше движение – это правопреемник советской организации. То была мощная организация с хорошим опытом работы, имела разветвленную сеть по всей территории СССР на уровне городов, поселков, деревень, каждое предприятие имело это движение. В девяностые они ушли в тень, но региональные структуры-то остались. И наш «Союз женщин России» – он сохранился, как только развалился Советский Союз, мы подписали договор-соглашение и организацию сохранили. И поэтому наши выступления по телевизору, призывы проголосовать за нас мобилизовали прежде всего женщин. У нас не было агитации как таковой. Было обращение Натальи Гундаревой, наши выступления, на телевидении нам выделяли определенное время, и мы его использовали, и все.

- Как Вы думаете, выборы в первую Думу технологически отличались от выборов во второй созыв? 

- Да, на вторых выборах все было совсем уже иначе. Там у нас четыре человека всего прошли: Света Орлова, Приморский край, я прошла, и еще с Пермской и Тульской областей. Сложнее было. Испугались нас партии. Потому, что основной электорат, ответственный, активный, организованный – это все-таки женщины. Женщина чаще идет на выборы и заодно мужа с собой приводит, а порой и подсказывает, за кого голосовать. В этом особенность женщины – организованность и ответственность. На вторых выборах было всего три партии, которые нас активно «полоскали». Это Жириновский, коммунисты и демократическая половина. И что они сделали: у коммунистов в первой тройке списка появилась Горячева, у Явлинского в списке также появилась женщина. У коммунистов в списке тоже появились женщины. То есть они обратили внимание, что женщины привлекают, и они быстренько перестроились. Кроме того, можно сказать, что «Наш дом – Россия» забрал наши голоса. Я тогда ругалась с Черномырдиным, требовала, чтобы он дал своим команду не воровать наши голоса. Во второй думе нам якобы 15 процентов не хватило, но это все неправда. Нас оценили, поняли, как мы можем работать, а мы показали, что можем работать по всем направлениям от социалки до оборонки. Вот и все. 

- Тогда удивительным стало, что выборы по спискам выиграла ЛДПР, как Вы думаете, почему именно эта партия выиграла?

- Это было неожиданно, да. Может быть, из-за напряженного 1993 года. Было разочарование в коммунистах, демократах, и что-то ждали новое. И новым стал Жириновский и «Женщины России». Я так думаю, думаю, из-за этого и произошло, что появилась наша фракция и Жириновского. 

- Существует мнение, что Борис Ельцин дистанцировался от первых выборов, сконцентрировался на голосовании за Конституцию, за которую голосовали в один день с выборами. За счет этого Дума получилась чрезмерно пестрой. Вы согласны с этим мнением?

- Действительно была пестрой. Думаю, что после расстрела хотели показать, что у нас есть гражданское общество, и запустили в нее всех, кто попытался. И ведущие партии, и не очень. Имен много известных. Шахрай, Явлинский, аграрии, коммунисты и так далее. То есть пустили основные силы, чтобы показать, что мы тоже демократы. В те годы много советов давали всякие международные институты, которых слушали, думаю, в какой-то степени были и такие подсказки. И Конституция – хорошо, что была принята. Можно нас ругать или не ругать, но есть в Конституции некоторые моменты, которые наш Союз отстоял. Появилась 19 статья, пункт 3 «Свобода и равные возможности мужчин и женщин». Это такие моменты, которые наш представитель – Завадская – принимала и работала в этой комиссии. 

- Уже непосредственно в парламенте другая, с моей точки зрения, удивительная вещь произошла. Спикером парламента стала Иван Рыбкин. Аграрная партия тогда была не самая многочисленная. Как вы думаете, почему Иван Рыбкин?

- А кого нужно было? Не было большинства. 

- Лукин претендовал, например. 

- Ну, это слишком, простите. Во-первых, его и сами демократы… Может быть, и получилось бы, но этот разнобой, много разных, извиняюсь, группировок. Еще одномандатников много, которые кто в лес, кто по дрова. Плюс напряженная обстановка в стране. Нужен был компромисс. Нельзя брать крайнего, либо демократа или, предположим, от коммунистов. Рыбкин тогда был в аграрной партии. И вроде как взяли нечто среднее. Рыбкин умел вступать в диалог с президентом, вел этот диалог. Это не простые годы были. Я считаю, что он неглупый человек и умел находить компромисс. В итоге, он справился.

- На Первом заседании выступал тогдашний премьер – Виктор Черномырдин. Он в своей речи призвал депутатов исключить из лексикона слова «нетерпимость» и «нетерпение». Как Вы думаете, депутаты первой Думы терпимо друг к другу относились?

- Нет, была конкуренция большая тогда. И каждый пытался солировать. Глазьев – его ж знали, как он всегда одно и то же говорит. Шахрай – своими юридическими знаниями брал. Я тогда, между прочим, отметила Олега Морозова, он у Шахрая был, обратила внимание еще тогда, что он не выпячивался, но всегда очень грамотно выступал. Потом, когда узнаешь подробнее, понимаешь, что кадры были более подготовленные. Была просто большая конкуренция между разными группами. Кто кого. Поэтому нетерпимость была. Виктор Степанович своеобразный был, всегда с большим уважением к нему относилась, его выступления всегда были очень интересны.

- От Ваших коллег по Думе часто приходилось слышать об ангажированности Вашей фракции.

- Это может быть. Но я хочу сказать, что мы всегда говорили, что мы центристы, мы во имя разумного. Мы всегда отстаивали свои позиции, если надо было – критиковали. Если кто-то боялся, то мы называли фамилии, имена, министров, заместителей председателя правительства и т.д. Может быть, не говоря конкретно о Черномырдине, а вот о министерствах – да. Коммунисты, например, всегда считали, что нашу фракцию создала администрация президента. 

- Вы работали в Комитете по делам женщин, семьи и молодежи. Как Вы думаете, Вам удалось реализоваться свои законотворческие планы, инициативы, работая в этом комитете? 

- Я руководитель фракции, я просто была обязана входить в какой либо комитет. Мы все законы сами курировали. К моменту формирования этого Комитета, у меня и коллег был уже опыт работы. Я была депутатом Верховного Совета. Кстати, во фракции у нас задача была, чтобы всех девушек распределили по всем комитетам. Например, Галина Паршенцева возглавляла подкомитет в Комитете по безопасности, все бюджеты силовиков были у нее. В Комитете по бюджету была наша представитель, отчего мы и гордились, что у нас программа «Дети России» прошла. Это была важная программа, которая существовала много лет, которую копировали регионы. Считаю также несомненной победой – Семейный кодекс, который сейчас Мизулина пытается переписать. Закон о государственном пособии гражданам, имеющим детей. Закон о санаторно-курортном лечении у нас был. Где-то в 230 с лишним законов, которые прошли, мы вносили те или иные поправки. Думаю, что мы показали, как можно работать, и поэтому активизировали работу других партий по женскому электорату.

- А Вы могли бы выделить какой-то закон в первом созыве, как самый существенный в жизни страны?

- Закон о пособии гражданам, имеющим детей. А самый главный закон в жизни страны – это бюджет. Лоббирование социальных вопросов в этом законе всегда было приоритетным. А как без Семейного кодекса? Поэтому, считаю, что это важные два закона, которые принял наш комитет: Семейный кодекс и закон о пособии гражданам, имеющим детей. А бюджет – это самый главный закон, который мы каждый год принимаем и рассматриваем.

- Продолжите фразу: «Госдума России первого созыва – это…»?

- Это начало становления парламентаризма России и многопартийной системы. Потому, что только через Думу шло становление этой системы.

Справка: ЛАХОВА ЕКАТЕРИНА ФИЛИППОВНА.

Родилась 26 мая 1948 года. 

В 1972 г. получила диплом Свердловского государственного медицинского института, специальность врач-педиатр. 

В 1987 г. была назначена на должность зам.начальника Главного управления здравоохранения Свердловского областного исполкома. 

В 1990 г. победила на выборах народных депутатов РСФСР. В парламенте была председателем Комитета по делам женщин, охране семьи, материнства и детства. 

В конце 1991 г. стала членом Верховного Совета РСФСР. 

С 1992 г. работала советником президента РФ по вопросам семьи, материнства и детства. 

В 1993 г. победила на выборах депутатов ГосДумы первого созыва. В 1995 г. вновь победила на выборах депутатов Государственной Думы. 

В 1996 г. стала основателем Общероссийского общественно-политического движения женщин России. 

В 1998 г. стала членом Координационного совета движения Ю. Лужкова «Отечество». 

В 1999 г. вновь победила на выборах депутатов Государственной Думы. Была членом фракции ОВР. 

В 2003 г. в очередной раз стала депутатом нижней палаты парламента. 

В 2007 г. стала депутатом Госдумы пятого созыва, баллотировалась по списку партии "Единая Россия". 

В 2011 г. победила на выборах депутатов Госдумы 6 созыва. 

В 2014 году стала депутатом Брянской областной думы. 

С сентября 2014 г. сенатор Совета Федерации. 

Беседовал журналист, исполнительный директор историографического сообщества «Политика на сломе эпох» Артем Амелин


добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Екатерина Лахова: "Женщины России" стали новшеством и прецедентом в первой Думе

10:00 24/11/2017 Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели узнают, как строилась работа в парламенте и какие они, народные избранники, лично. Наш очередной гость — депутат Госдумы РФ шести созывов Екатерина Лахова.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости